Проблема постановки целей. Продолжение

Problema_ postanovki_celej_ProdolzhenieПродолжаем разговор о целях. Начало читайте в материале «Проблема постановки целей. Можно ли захотеть хотеть». Мы говорили о том, что не от одного ума все зависит, что у нас есть подсознание, которое имеет свои желания, цели и способы их достижения. По большому счету, прошлая статья ‑ это попытка зародить в вас крупицу сомнения. Показать, что далеко не все зависит от сознания. И большой вопрос, насколько от него вообще что-то зависит. Сегодня копнем еще глубже и постараемся понять, как все это происходит и кто все-таки решает, чего мы хотим, а чего не очень.

Вначале метафоричный рассказ, а дальше пояснения, к чему это все и зачем.

Представьте себе царство с царем, придворной свитой, слугами, поданными, армией и всем таким прочим. При поверхностном взгляде может показаться, что живет себе государь в своем царстве и ни о чем особо не переживает. Жизнь его полна комфорта и удовольствий. Можно сказать, что царь ‑ это центр своего царства, он решает, по каким законам жить, какие налоги платить подданным, кого себе брать в жены и так далее и тому подобное. Все в его власти.

При более внимательном взгляде оказывается, что не все так просто, помимо удовольствий, есть у нашего государя и неотложные дела, и задачи. Нужно заложить первый камень при строительстве храма, проверить, как идет строительство флота. А тут еще в одной из губерний крестьяне бут поднимают, а военачальник, если его не остановить, всех перерубит. Кто поля убирать будет? В другой губернии неурожай, и если не позаботиться о закупках зерна, то людям зимой есть нечего будет. В общем, проблем тоже хватает.

Если копнуть еще глубже, оказывается, что очень много зависит не от самого царя, а от его подданных. Государь не может одновременно строить храм, закупать зерно и руководить войсками при подавлении бунта. Везде он вынужден полагаться на своих поданных, именно они будут делать ту или иную работу. И здесь очевидно и неизбежно будут как успехи, так и ошибки, где-то поданные исполнят все превосходно, а где-то откровенно схалтурят.

На следующем этапе мы обнаружим, что многие поданные изначально имеют противоположные цели. Военные хотят потратить деньги на пушки, а торговцы на корабли и склады. Ученые хотят построить новый институт, а промышленники новую фабрику. Реформаторы выступают за отмену крепостного права, а консерваторы за его сохранение. Придворные говорят о понижении налогов, а казначеи о повышении.

Понятно, что удовлетворение желаний одних групп ведет к неминуемому озлоблению других. Если всегда идти навстречу казначеям, то придворные рано или поздно не смогут платить такие налоги и устроят революцию, а если слушать придворных, то в казне закончатся деньги. Если строить только пушки, то торговцы со временем не смогут торговать, а если склады и корабли, то армия останется без оружия.

Следующий уровень еще интереснее. Каким бы всемогущим ни был царь, многие дела все равно решаются без его ведома, он физически не может решать все. Крестьянин решил построить новую избу. Не пойдет же он к царю за разрешением. Наверное, это будет решать градоначальник или поселковый староста. Понятно, что все мелкие и даже средние дела будут проходить без ведома государя. Он будет касаться лишь самого важного. Люди будут сами договариваться, плести интриги, строить планы и жить своей жизнью.

А теперь представьте, что царь ‑ это и есть наше сознание. А поданные ‑ это части психики, отвечающие за различные сферы жизни и упрощающие «работу» царю.

Например, у каждого человека есть часть, отвечающая за безопасность, – инстинкт самосохранения. В процессе жизни эта часть учится реагировать тем или иным способом на внешние события. У кого-то она становится излишне агрессивной, ей везде кажутся нападки и притеснения, у кого-то, наоборот, слишком тихой – лучше убежать и спрятаться, чем ввязываться в бой. Также есть инстинкт продолжения рода – часть, отвечающая за размножение. Есть еще много других.

Можно назвать эти части субличностями. Многие из них даны нам от рождения и в процессе жизни развиваются и претерпевают различные изменения. В принципе они развиваются автономно, сознание лишь косвенно влияет на их формирование. Словно царский советник, будучи самостоятельной личностью, часто руководствуется своими личными интересами, так и субличности порой руководствуются своими «личными» желаниями и мотивами.

На самом деле неважно, врожденная это программа или она возникла и сформировалась в процессе воспитания.

Например, чувство вины. Представьте себе ребенка, которого никто никогда не ругал, не упрекал, не обвинял. В реальности такое маловероятно, но все же. Вот он вырос. Будет он испытывать чувство вины? Нет. У него нет шаблона. Его часть психики, отвечающая за вину, попросту не существует, в крайнем случае, находится в зачаточном состоянии.

Очевидно, что сознание не может дать команду себе не ощущать вину или любое другое чувство. Если царь может выгнать неугодного советника и найти нового, то сознание на такой финт неспособно. Единственное, что оно может сделать, – это попробовать не замечать просьбы той или иной субличности. Сознанию (Эго) начинает казаться, что здесь и проблемы никакой нет, хотя оно просто отказывается ее видеть. При постоянном игнорировании субличности она через некоторое время может поднять бунт и кратковременно перехватить управление над психикой. Человек, подавляющий агрессию, может вспыхнуть, словно спичка, и в порыве гнева наделать всяких глупостей. Всевозможные состояния аффекта и тому подобное ‑ иллюстрация как раз таких случаев.

Представьте теперь, что царь настолько ослеп от своего величия, что считает, что все зависит только от него, что только он все делает и решает. Он перестал замечать своих поданных и помощников, всех людей, которые ему помогают. Он перестал их слышать. Теперь царь думает, что они ему мерещатся, что в царстве только он один тянет всю работу.

Скорее всего, такого правителя объявили бы сумасшедшим и свергли. В «психологической реальности» такое тоже бывает, но крайне редко – человек становится сумасшедшим и начинает жить в мире своих фантазий обычно в палате. В психике же подсознательные части находят способ так или иначе выразить свою позицию и заставить сознание ее учесть.

Справедливости ради, стоит сказать, что сознание ‑ это «зеленый» и недальновидный царь, но очень гордый, которого кто-то аккуратно и незримо направляет. Он настолько к этому привык, что искренне верит – он всего достиг сам. А когда царь начинает идти совсем другим путем, этот кто-то также аккуратно и незримо подстраивает события, чтобы направить своего подопечного на путь истинный. Этот кто-то – это свита (субличности). Они вызывают в области сознания те или иные чувства или эмоции, а царь реагирует прогнозируемым образом. Ведь тот же страх или радость, если присмотреться, приходят как будто со стороны, мы не создаем эти эмоции сознательно.

Итак, что мы имеем? Есть царь (Сознание, Я, Эго). У него есть свита, влияющая на него (подсознание, субличности). Царь молод и амбициозен, поэтому поданным приходится помогать так, чтобы он ничего об этом не знал.

Теперь представьте, что свита ‑ это довольно старые люди, нежелающие менять свою позицию, а просто отстаивающие единственно правильное с их точки зрения мнение. Человека один раз покусала собака, теперь он боится всех собак. Человек помнит приятную мелодию из детства, и каждый раз, когда ее слышит, на душе становится тепло и уютно.

Большинство наших подсознательных установок формируются в глубоком детстве, некоторые даже в перинатальный период. Можно сказать, что наше Сознание растет вместе со своей свитой. Только роли распределены окончательно и пересмотру не подлежат. Своего рода кастовая система. Когда идея сформировывается и закрепляется в психике, изменить ее или хотя бы осознать не так-то просто.

Получается, что нашему сознанию разные подсознательные советники постоянно транслируют свое виденье ситуации. А Эго «думает», что это оно само все видит в таком свете.

В совершенно одинаковых ситуациях люди реагируют по-разному. Видя одни и те же предметы, события и происшествия, люди испытывают совершенно разные эмоции и чувства. Не найти двух одинаковых людей. Даже братья-близнецы, хоть и похожи внешне, внутренне порой совсем разные люди. Идея заключается в том, что в процессе жизни у каждого человека формируются свои субличности, оказывающие влияние на наши реакции.

Вырастая в современной цивилизации, нам кажется, что большинство наших черт является врожденными, но на самом деле это совсем не так. Есть множество свидетельств о детях-маугли. Хотя биологически эти дети и были людьми, но фактически они вели себя в точности как животные. Ходили на четвереньках, питались сырым мясом, выли, словно волки, кусались, царапались и не разговаривали.

Тому, как «правильно» жить, как реагировать, мы учимся. Эти навыки не являются врожденными. Этой темы я уже касался в статье «Нейронная сеть мозга и прошлый опыт», правда, под другим углом. В свое время мы смотрели на взрослых, на наше окружение и впитывали их модели поведения – растили свои субличности. В те периоды времени мы не могли оценивать, мы просто брали то, что есть. И теперь, когда они, субличности, выросли и закрепились, сознательно очень непросто на них повлиять.

Когда мы общаемся с человеком, по сути, мы общаемся с его Эго. А оно, как вы помните, уверено, что все зависит только от него. Оно не видит своих советников, не понимает, что способ реакции зачастую ему дается в чистом виде.

Получается, человек уверен, что он именно такой и изменению не подлежит. С точки зрения личности все именно так. Эго просто не имеет доступа к тем областям, которые следует поменять.

Объясняя человеку, что он ведет себя неправильно неразумно, мы фактически ставим под удар его Эго, его личность. Ведь, по большому счету, каждый из нас действительно ведет себя неразумно, просто Эго об этом не догадывается. Наши реакции обусловлены бессознательным в гораздо большей степени, чем мы можем себе представить.

Именно по этой причине советы быть смелее, добрее, лучше и тому подобное не имеют никакого смысла. Когда вы даете эти советы взрослому, то его психика уже сформирована, вакантных мест в подсознании нет. Эти призывы остаются просто словами, они не подкреплены реальным опытом. Создается впечатление, что ситуация безвыходная. Это не совсем так.

Самое важное, что следует принять в себе, ‑ это право на эмоции, уважение к ним. Если вы что-то испытываете, может быть, хорошее, может быть, не очень, постарайтесь принять это. Если у вас есть гнев, значит, есть и частичка личности, считающая, что в этот момент времени нужен именно гнев; если грусть ‑ значит, грусть. Когда-то в вашей голове пазл сложился именно так. Эта часть психики стала частью вашей личности, и пытаться от нее избавиться все равно, что пытаться отрезать себе руку.

Например, если вы ведете себя, словно жертва, то где-то подсознательно считаете такой вариант самым рациональным, а может, единственно возможным. Сознание, вероятно, и считает эту роль неприятной, но, скорее всего, оно даже ее не осознает. Подсознательные установки тихо делают свое дело.

Допустите существование неподвластных Эго областей психики. Какие-то процессы протекают независимо от того, хотим мы этого или нет. Страх возникает автоматически, мы не прилагаем сознательных усилий. Точно так же радость или любопытство.

Примите, что подсознание может иметь свои обособленные от сознания цели и мотивы. Советники будут настойчиво требовать от вас учитывать их мнение, но не скажут вам его впрямую. Попробуйте понять, чего же они от вас хотят? Вполне возможно, они так настойчивы именно из-за того, что их никто не слышит и не понимает.

Подходя к ситуации со стороны сознания, ее можно, если не решить, то, как минимум, снизить влияние на жизнь. Осознание своих особенностей позволяет Эго их увидеть и принять. Тогда уходит главный конфликт – непринятия себя. Человек оставляет постоянные попытки себя переделать и первый раз в жизни чувствует умиротворение.

Подписаться на новые комментарии