Мышечный панцирь

Myshechnyj pancir

Продолжаю цикл статей об убеждениях и изменениях в жизни

Предыдущие статьи:

Принято считать, что психологические проблемы целиком и полностью сосредоточены в нашем мозгу. Когда мы слышим такие термины, как сознание, убеждения, установки, мысли и им подобные, само собой предполагается, что информация о них, как и они сами, находятся в нашей голове. Действительно, где им еще находиться? Мы привыкли думать, что за психологические отклонения отвечает исключительно мозг. Это он «решил» что-то наделить позитивом, что-то негативом. Он единственный принимает решения. Эго, Суперэго, Ид, бессознательное, сознательное и прочие психологические субстанции существуют в нашем мозгу, словно программы в компьютере. Они между собой взаимодействуют, обмениваются данными, посылают какие-то команды и принимают решения в рамках «программной» логики. Но все это находится в головном мозге и не может находиться за его пределами.

По сути, любая психологическая работа направлена на изменение нейронных цепей в мозгу, то есть образование новых связей, а если проще – изменения структуры мозга. Сейчас не будем углубляться в биологию (недавно написал статью про нейронные сети мозга), просто примем тот факт, что психологическая работа – это, прежде всего, работа с мозгом пациента.

Особенность заключается в том, что хирург может разрезать в нужном месте, добраться до больного органа и «механическим» способом внести необходимые изменения. Психотерапевт действует иначе – мозг штука интересная и сложная, с ним можно работать тоньше, и вариативность действий гораздо шире. А напрямую – хирургически, так сказать, практически невозможно. Слава богу, врачи это поняли и лоботомию как средство лечения запретили.

Мы все понимаем – наши «тараканы» живут в голове и именно оттуда выползают в реальную жизнь в виде неврозов, противоречий и прочих психологических заморочек. Эта концепция естественна и научно доказана – другие варианты отпадают сами собой.

Раньше я рассуждал именно так. Пока на своем опыте не убедился, что изложенная выше концепция – правда, но не вся.

Прежде чем приступить к раскрытию темы, хочу сделать некоторое уточнение. В процессе повествования я буду пользоваться термином энергия. Понятие это многозначно, и разные люди могут понимать его по-разному. Чтобы не возникало путаницы и недопониманий, поясняю, что именно я вкладываю в этот термин в рамках данной статьи.

Когда мы чувствуем радость, по телу словно пробегает волна, и чем радость больше, тем ощутимее эта волна. Когда мы чувствуем гнев, нас словно разрывает изнутри, мы чувствуем необходимость выплеснуть эту эмоцию, иначе нам кажется, что мы взорвемся. Так вот, то, что пробегает по телу во время радости, то, что нас переполняет во время гнева, я и буду называть энергией.

У каждого человека в теле возникают импульсы. Эти импульсы, по сути, желания совершить некоторое действие или ответная естественная реакция на внешнее воздействие. Например, человека оскорбили. Естественной реакцией будет агрессия. В теле возникнет импульс, побуждающий восстановить чувство собственного достоинства. Импульс этот будет выражен в агрессии и в чувстве злости. Мышцы станут напряженными, наполнятся энергией, и человек приготовится к нападению, вначале словесному, а в дальнейшем, возможно, физическому.

Общество, уклад жизни, нормы приличия накладывают ограничения на возможность беспрепятственно выражать эмоции – разряжать импульсы. Ребенок может чувствовать злость на родителей, но он не имеет реальной возможности ее выразить – он зависим. Девушка может искренне влюбиться, но ее доверие и теплые чувства могут быть цинично смешаны с грязью.

В процессе жизни возникают устойчивые связки: чувства – ощущения в теле. Косвенно этой темы я уже касался в статье «Рефлексы человека. Взгляд психолога». Здесь вынужден повториться. Если человека каждый раз наказывать за проявление агрессии, или радости, или любого другого импульса, то через некоторое время он начнет ассоциировать это чувство с негативными ощущениями, получаемыми в процессе наказания. Необходимо заметить следующее: возникновение импульсов естественно, это наша природа. Мы не можем остановить этот процесс, точно так же, как не можем остановить биение сердца усилием воли.

Следует разделять подавление и сдерживание импульсов. Сдерживание — это когда человек чувствует импульс, но понимает, что его выражение чревато огромными потерями. Например, если выражение агрессии начальнику приведет к потере работы, лучше сдержать импульс. Энергия возникает в теле и стремится к мышцам для трансформации в физические действия. Когда мышцы уже приведены в готовность, и мы собираемся дать импульсу выход, от сознания поступает команда сдержаться. Фактически мозг посылает блокирующий импульс, и действия не происходит. Важно понимать, что при сдерживании блокируется сама физическая реакция, мы по-прежнему ощущаем присутствие импульса, по-прежнему хотим его разрядки, мы признаем в этот момент свои эмоции.

Подавление – это совсем другое дело. Человек отказывается признавать свое право на создание импульса. Он пытается подавить все его компоненты. Поскольку импульс возник в теле, а выразить человек его не может, ему ничего не остается, кроме как «вдавить» энергию под поверхность тела, в область, где восприятия уже не происходит. То же касается воспоминаний и мыслей об импульсе, их человек так же выдавливает из сознания в бессознательное – забывает.

Подавление не является осознанным процессом как сдерживание. Подавление образуется вследствие постоянных попыток сдержать импульс. От частых повторений такой способ действий становится рефлекторным и выпадает из поля осознанности. Мышечная область, отвечающая за выражение чувств, отсекается от энергетических потоков. Тело как будто ставит плотину, которая поглощает энергию импульса и, таким образом, поддерживает свое существование. На физическом уровне эта плотина представляет собой хронически напряженные мышцы. Опустошенная энергетически область становится безжизненной и теряет связь с телом и разумом. Чаще всего люди не ощущают своих мышечных зажимов, они просто ничего не чувствуют в зажатой области.

Порой родители хотят воспитать сильного, независимого ребенка. Такие дети не должны плакать, не должны капризничать, не должны проявлять слабость. Ведь все это присуще слабым личностям. Зачастую такие желания являются попытками взрослых скомпенсировать свои комплексы за детский счет. Истинная уверенность и духовная сила заключаются не во внешних проявлениях, а во внутреннем ощущении. Уверенность без внутренней опоры ‑ это не более чем маска, надетая на невротичную личность.

В случаях, когда выражение импульса означает для ребенка угрозу, он сознательно учится подавлять импульс. Он пытается «разучиться» чувствовать. Максимально снизив свою подвижность, уменьшив амплитуду дыхания, ребенок понижает энергетический потенциал всего организма. Сила всех чувств уменьшается, а впоследствии чувства вообще могут исчезнуть из жизни. Ребенок зажимает мышцы, предназначенные для разрядки импульса. В душераздирающей попытке выжить он теряет связь со своим телом.

Итак, руководствуясь благими побуждениями, взрослые начинают препятствовать свободному проявлению чувств. Ребенка начинают наказывать за проявление слабых черт характера. В итоге, систематические подавления импульсов, как уже было сказано, приводят к подавлению чувств и эмоций, снижению общего энергетического уровня личности. Эго отрицает животную часть психики, именуемую в психоанализе ОНО, ту часть, которая отвечает за наше животное начало, наши первобытные инстинкты.

Я очень не люблю зоопарки, искренне не понимаю, что в них прекрасного. Тесные клетушки с измученными животными. Посмотрите в их глаза. В этих глазах нет ничего, кроме тоски по украденной свободе. Глаза льва за решеткой пусты, его жизнь лишена смысла, его энергия не может никуда вырваться. Из прекрасного творения природы он превращается в свое жалкое подобие.

Человек под давлением внешних факторов точно также загоняет себя в клетку. Эта клетка не сделана из железа и бетона. Все гораздо хуже, личность, пытаясь выжить, запирает свою энергию в своем теле, ведь ее выплески чреваты. Эта клетка, или как ее еще принято называть – мышечный панцирь, является не только частью личности, но и частью тела. Человек настолько срастается со своим панцирем, что уверен – без него никак нельзя. В основе подобных убеждений лежит, с одной стороны, прошлый опыт, показывающий, что нужно сдерживаться и защищаться, с другой – страх быть подвергнутым наказанию за проявление своих истинных чувств.

Говорят, что внешность обманчива, но это не совсем так. Внешность, скорее, неочевидна. Самое важное скрыто в малом, оно просто не бросается в глаза, но если захотеть, можно увидеть, что на самом деле чувствует человек. Люди с мышечными зажимами выглядят усталыми, их движения скованны, лица малоподвижны, такое чувство, что жизни в них осталось совсем чуть-чуть. Кажется, еще немного, и человек превратится в статую.

Рассматривая тему убеждений только с психологической точки зрения, невозможно ее всецело описать. Связью тела и психики нельзя пренебрегать. Тело человека говорит гораздо откровеннее самого человека. Словами можно играть, смыслы можно искажать, а тело просто так не изменишь, оно всегда отражает текущее состояние психики.

В здоровом теле – здоровый дух, и, наоборот, нездоровый дух делает и тело таким же. В здоровом состоянии мышцам свойственно быть расслабленными, но готовыми к моментальному напряжению. Что-то подобное можно наблюдать у игривого котенка. Все его движения расслаблены и легки, но при виде солнечного зайчика он мгновенно переходит в состояние игривости и бросается вдогонку, и также мгновенно возвращается к расслаблению при утрате интереса. Человек в мышечном панцире не может перестраиваться подобным образом, ему требуется некоторое время и соответствующий психологический настрой для подобных перестроений. Обычно человек настолько сильно зажимается, что без специальных физических упражнений он не может скинуть «панцирь».

Сложность заключается в том, что связь между телом и убеждениями неочевидна. Зажимы в области шеи и воротниковой зоны люди часто связывают с неправильной позой при работе, нахождением на сквозняке и прочими физиологическими факторами.

При особенно сильном напряжении возможны хронические боли. Люди и, к сожалению, врачи редко обращают внимание на связь психики и тела. Помню, еще в школе, мне поставили диагноз «Вегетососудистая дистония на почве остеохондроза шейного отдела позвоночника». Как оказалось впоследствии, ни дистонии, ни остеохондроза у меня и близко не было. Дело было в мышечных зажимах. Подавляя импульсы, я зажал некоторые области в своем теле. В результате ‑ повышенная утомляемость, хронические головные боли, рассеянность и прочее в таком духе. Помню, как мне постоянно казалось, что меня протянуло на сквозняке, но, сколько ни мажь шею согревающими мазями, мышцы от этого не расслабятся.

Работая на уровне убеждений, тяжело пробиться сквозь мышечный панцирь. Получается парадоксальная ситуация. Умом человек понимает и хочет, а тело не дает, оно действует автономно от психики, забирая часть энергии. Связь была утеряна, и теперь ее не так-то просто восстановить. Все импульсы, включая самые позитивные, угасают в теле. Как бы человек себя ни мотивировал, как бы ни убеждал, ему требуется огромное количество душевных сил для превращения в жизнь простых, казалось бы, идей. Любая работа, в том числе психологическая, проходит тяжелее. Там, где здоровая личность действует легко и непринужденно, человек в мышечном панцире устанет еще на подступах. Представьте, что вам нужно подняться на гору, неся с собой мешок с камнями. Устаешь просто от того, что он висит на плечах, не говоря уже о каком-то движении.

Решение подобных проблем лежит в сочетании работы с телом и работы с разумом. Лучше всего обратиться к специалисту, но если вы хотите решать свою проблему самостоятельно, могу сказать, что хорошим эффектом обладает йога и динамические медитации ОШО. Йога позволяет расслабить и подготовить мышцы, а во время динамической медитации происходит подъем подавленных энергий на уровень осознанности. Все индивидуально, но лично мне они помогли. Правда, ощутимые изменения стоит ждать не раньше чем через два‑три месяца регулярных занятий.

Во время практик будут возникать нехарактерные реакции тела: кто-то начинает рыдать, кто-то смеяться, бывает, некоторые участки начинают сводить спазмы и судороги, возможны вспышки гнева, страха, паники. В принципе, бывает все. Возможно, вы себя не узнаете. Подавленные чувства начинают проявляться самым неожиданным образом. Бывает, возникает желание кричать, ругаться, материться. Главное, дайте себе право выражать любые чувства, любые эмоции, реагировать самым неожиданным и, возможно, запретным образом. Не пытайтесь ничего подавлять и сдерживать. Не пытайтесь контролировать тело. Позвольте себе самые глупые движения. Вначале будет довольно сложно, но со временем станет легче. Главное, помните, при регулярной практике результат неизбежен.

P.S. Тема мышечных зажимов очень широка. В статье я привожу далеко не все причины формирования этого феномена. Далеко не все грани раскрыты. В контексте этой темы можно много сказать о депрессии, о воспитании детей, предательстве, чувстве вины и много о чем еще. Зажимы можно снимать и другими способами. Этот материал не претендует на комплексный подход, скорее это взгляд через замочную скважину. Если описанные процессы вам близки, и вы хотите получить больше информации, рекомендую ознакомиться с работами Александра Лоуэна, человека внесшего огромный вклад в теорию и практику работы с мышечными зажимами.

P.S.S Продолжение темы читайте в статье: «Мышечный панцирь. Как снять мышечные зажимы».

Подписаться на новые комментарии