Комплекс жертвы или привычка жаловаться

Kompleks_ghertvyПо плану здесь должно быть продолжение прошлой статьи. Но перед ее написанием решил поделиться с вами своим виденьем комплекса жертвы.

Почему мы бросаем начатое на полпути, а то и раньше? Как было сказано в прошлой статье, одна из причин ‑ это непонимание своих глубинных целей. Другой причиной может быть привычка жаловаться, в которой практически нет пользы. Субъективно она, конечно, есть, но в итоге от нее проблем гораздо больше, чем плюшек. В этой статье попробуем пролить свет на жалобы и привычку всегда и везде жаловаться – комплекс жертвы.

У многих из нас есть друг или знакомый, от которого буквально пахнет несчастьем. Можно не спрашивать, как у него дела, он все равно скажет, что плохо, они у него всегда плохо.

У человека, словно черная полоса, все вдруг навалилось, кругом одни проблемы. Но если повнимательнее приглядеться, становится очевидно: привычка жаловаться или комплекс жертвы – его хроническое состояние. И дело тут вовсе не в обстоятельствах, дело в нем самом.

Формируется комплекс жертвы следующим образом. В детстве ребенку помогали только тогда, когда он демонстрировал бессилие и слабость. Со временем выработался шаблон. Хочешь помощи – прикинься бессильным. С другой стороны, все попытки к отстаиванию своего мнения и самостоятельности гасились. Как и со всеми подобными шаблонами, ребенок вначале просто играет роль, но со временем настолько заигрывается, что начинает верить, что так и надо.

Еще одним обстоятельством часто является поведение родителей, направленное на подчеркивание слабостей ребенка. Очевидный факт: взрослый сильнее, умнее и быстрее ребенка, он больше может и больше знает, у него больше опыта. Многим взрослым проще сделать самому, чем учить ребенка, дать ему возможность и подождать, пока он сделает. Обучение ребенка – это долгий процесс, и порой совсем не до него.

Справедливости ради, стоит сказать, что, руководствуясь только благими побуждениями, тоже можно наломать дров. Родители все делают за ребенка. У него не получается, а ему хотят помочь,  добросовестно помогают и помогают, буквально делают за него всю работу. В результате у ребенка совсем не остается возможности научиться чему-то самостоятельно.

В общем, тем или иным способом в сознании закрепляется модель поведения: «Я ни на что не способен. Если я хочу получить результат, нужно показывать свою слабину или попросить о помощи». Затем эта модель плавно перетекает в бессознательное, и человек смотрит на свое поведение как на черту характера.

С годами привычка жаловаться и казаться бессильным захватывает у такой личности большинство сфер жизни и мышления. В статье мы будем рассматривать именно такого, тотального жалобщика. Скорее всего, таких ярких примеров не так много, но зато на них прекрасно видно всю суть комплекса жертвы.

Жалобщик оказывается в довольно щекотливом положении. Хочет он от жизни не меньше остальных, просто уверен, что у него нет для этого морального права и инструментария.

Представьте ребенка, желающего сорвать яблоко с высокого дерева. Принести лестницу или залезть на дерево он не может – нет сил и навыков, остается только просить помощи. Так и человек с комплексом жертвы смотрит на мир глазами того ребенка, и не важно, что он уже вырос, психика этого не замечает.

Жалобщик видит лишь один способ достижения цели ‑ получить результат от другого. Это не обязательно должны быть материальные выгоды или физическая помощь, вполне возможно ему нужна психологическая поддержка, оправдание его ошибок или что-то еще.

Всем нам время от времени нужна помощь или поддержка. В этом нет ничего плохого или странного, мы так устроены. Но у человека с комплексом жертвы эти требования раздуты. Он испытывает постоянную потребность в подобных вещах.

Общаясь с человеком, подверженным комплексу жертвы, собеседник практически всегда испытывает дискомфорт, но мало того, он либо чувствует вину за то, что не хочет помочь, либо злость ввиду навязчивости жалоб. В такой ситуации хочешь-не хочешь, а настроение испортится.

Сложность ситуации в том, что количество жалоб бесконечно. Если вы начнете сочувствовать жалобщику, то лишь увеличите поток негатива и просьб о помощи. Если же откажетесь играть в эти игры, то получите обвинение в бесчувственности и холодности.

Люди, часто и близко общающиеся с носителями комплекса жертвы, знают: большинство своих проблем такой человек вполне способен решить самостоятельно. Взглянув со стороны, видно, что нет никакого смысла раздувать проблемы до таких неимоверных масштабов. Тем не менее, вместо того чтобы принять на себя ответственность и начать управлять своей жизнью, жалобщик будет тратить большую часть своего времени на поиски спасителя и навязывание ей своих целей.

Люди, обладающие определенными навыками, могут попробовать показать жертве, что ей по силам гораздо больше, чем кажется, но тут возникает интересный феномен. Как только человеку «подсвечивают» его комплекс жертвы и предлагают способы решить проблему, он не использует эти возможности. Он продолжает жить в старой «жертвенной» колее.

Даже если допустить, что по мановению волшебной палочки комплекс исчез, оказывается, плакаться и просить о помощи гораздо удобнее, чем делать всю работу самому. Кстати, большинство людей в глубине души не являются жертвами, они скорее играют роль.

Кажется, отношения с человеком, чувствующим себя жертвой, носят односторонний характер. Но это не совсем так. Любое общение ‑ это обмен. Спаситель всегда больше отдает, чем получает. Он выслушивает сотни жалоб, делает всю грязную работу, а в ответ получает новую порцию задач и стонов. Так зачем же он это делает? Большинство хронических спасителей компенсируют таким образом свой невроз. Человек в моменты помощи чувствует себя нужным, значимым и в какой-то мере важным. Некоторые вообще не видят смысла в своей жизни, кроме как в помощи жертве.

Партнерские отношения с жертвой построить довольно сложно. Да и основаны они на компенсации комплексов спасителя. Как только он разрешает свои неврозы, отношения с жертвой рассыпаются, словно песочный замок. Они теряют цель существования.

Человек, общаясь с другим, привык обращать внимание именно на него. Смотреть на его реакцию, слушать его слова, додумывать «его» мысли. И очень часто свои переживания в процессе разговора люди не замечают. В любых деструктивных коммуникациях (общения с жертвой одна из частностей) стоит смотреть именно на свои мотивы. Зачем я это делаю? Какие эмоции я получаю? Какие чувства? Что мне это дает? Постараться увидеть свои внутренние течения со стороны.

Как только становится ясно из-за чего сыр-бор, оказывается, что достигать этих целей можно легче. И нет никакой необходимости каждый день быть героем и жертвовать собой.

P.S. Обратите внимание! В материале нет призывов к изменению себя или жертвы. Смысл заключается в осознании своих внутренних мотивов.

Подписаться на новые комментарии